Стремительный взлет количества кесаревых сечений: это экономика, глупенькиеХенси Гоэр

Перевод: Екатерина Шаховская

Оригинал статьи размещен на сайте www.scienceandsensibility.org
Публикуется с разрешения автора.

Однажды я читала статью по поводу злоупотребления кесаревым сечением в газете «Лос-Анджелес таймс», как вдруг мне бросилась в глаза одна цитата. Говорил доктор Эллиот Мэйн, главный акушер-гинеколог Калифорнийской сети больниц: «Роды посредством кесарева сечения в конце концов становятся источником прибыли больниц, поэтому у них нет особого интереса сокращать их количество». Это не было для меня новостью. Несколько лет назад мы со Сьюзан Ходжес из организации «Граждане за домашнее акушерство» читали совместную лекцию на тему «Экономические препятствия для родов, доброжелательных к женщине». Выступление Сьюзан в последствии расширилось до статьи, но я никогда не думала, что доживу до того дня, когда этот факт будет признан инсайдером системы.

Заявление д-ра Мэйна не получило развития в статье «Лос-Анджелес таймс», но давайте сами хладнокровно взглянем на коммерческую сторону операции кесарева сечения: с точки зрения больницы, кесаревы сечения, особенно плановые, позволяют точно спланировать рабочую нагрузку медперсонала и повышают до максимума пропускную способность больниц – а это и есть необходимые элементы снижения затрат. Они также предоставляют возможность выставлять более высокие счета и увеличивают продолжительность послеродового пребывания в стационаре, что тоже в свою очередь повышает доходы заведения. С точки зрения акушера-гинеколога, ему могут заплатить больше, хотя это и не всегда так, но настоящая экономия заключается в управлении временем, а время – деньги. Сведение до минимума времени, проведенного пациенткой в больнице, позволяет врачам увеличить количество пациенток и, более того, родоразрешить этих пациенток в то время, которое совпадает с рабочими часами врача и не требует отрываться от ночного сна или отдыха в выходные. Кроме того, и администрация больниц, и акушеры-гинекологи полагают, что кесарево сечение позволяет предотвратить иски по поводу врачебных ошибок. Одним словом, кесарево сечение – благо для всех, за исключением, разумеется, матерей и детей.

Если система делает изменение акушерской практики финансово невыгодным, то человеческой природе свойственно искать причины для поддержания существующего положения. Это объясняет тот факт, почему так много акушеров-гинекологов, выдающихся и рядовых, умаляют или отрицают вред кесарева сечения, расхваливают его преимущества, которых на самом деле не существует или они минимальны, и в целом преподносят сравнение кесарева с родами через естественные родовые пути как «шоколад по сравнению с ванилью». По мнению Коллегии американских акушеров-гинекологов, все что должен делать врач – это «верить», будто кесарево сечение – отличная идея (неважно, так ли это на самом деле), и достаточно этичная для того, чтобы провести эту операцию здоровой женщине. Стоит ли удивляться, что в наши дни каждая из трех женщин в США рожает ребенка посредством обширного оперативного вмешательства – а это в три раза чаще, чем положено – и конца этому не видно, и никто не пытается сделать хоть что-нибудь для изменений в этой области.

Ладно, это не совсем так. Статья в «Лос-Анджелес таймс» цитирует программу стратегических партнеров Института по улучшению охраны здоровья. Несмотря на впечатляющее название, это просто применение садового шланга для тушения лесного пожара. Наилучшее, что руководитель этой программы смог найти в ее клинических руководствах, были рекомендации более осторожно использовать окситоцин и воздерживаться от плановых родов до 39 недель беременности. Руководитель программы назвал последнее «поворотным пунктом» и «культурным изменением». Это было бы смешно, если б не было так грустно. Даже эта хилая попытка реформы не вызвала большого энтузиазма. За четыре года в программе приняло участие всего 60 больниц, и в статье нет информации о том, привела ли программа к каким-либо значимым улучшениям.

Но все было бы хуже, если бы мы не знали, что делать. У нас есть Ламазовские рекомендации «Практика здоровых родов», «Десять шагов к родам, дружественным к женщинам». Объединения по улучшению поддержки материнства и теперь «Восемь шагов к реформе модели ухода за женщиной» сайта Childbirth Connection. Но поскольку система родовспоможения и оплаты за услуги в настоящее время уже выстроена, больницам будет непросто реализовать эти шаги, а посему их родильные отделения все еще открыты для приема пациенток. Если мы хотим сделать что-либо значительное для снижения количества кесаревых сечений, нам необходимы настоящие культурные изменения, и «поворотный пункт» появится тогда, когда мы каким-то образом сделаем роды через естественные родовые пути экономически жизнеспособной альтернативой. Изменения начинаются с понимания существующих препятствий. В нашем случае – с того, чтобы перестать путать экономическую эффективность для общества с экономической эффективностью для больниц и конкретных врачей, и с того, чтобы перестать считать все это в денежном выражении.

Если вы хотите ознакомиться с точным анализом экономических и других системных препятствий на пути реформы поддержки материнства и рекомендациями по поводу того, как их преодолеть, загрузите доклад Сакала К., Корри М.П. (2008) «Доказательная охрана материнства: Что это такое и чего можно достичь», Нью Йорк. Мемориальный Фонд Милбэнк.