АкушеркаПосвящается моей сестре

Берта Владовская (1904 г, Полтава)

Книга Акушерка

Скачать в формате pdf

Среди многих разнородных интеллигентных трудов современной женщины на первую степень по своей важности, ответственности и исключительности условий можно поставить труд акушерки.

Ей больше, чем всякой другой профессиональной женщине, нужен богатый запас особенно здоровых нервов, силу воли и симпатичную душу, чтобы потом с любовью и терпением расходовать все это святое на этом, бесспорно, тяжелом пути.

Несомненно, что в первых строках своей брошюры я вызову не одно удивленье на лицах любезных читателей, и при этом легко могут упрекнуть меня за слишком пристрастное суждение, но если кому-нибудь из вас, любезные читатели, пришлось так близко присмотреться к этим вечным труженицам и к их однообразной, тоскливой жизни, тот, я больше чем уверена, скажет: «Я с вами согласен».

Я не обещаю особенно много распространяться на эту тему: для этого потребовалось бы более широкое перо; но насколько мне это удастся, я постараюсь в нескольких строках нарисовать картинку из жизни этих симпатичных людей, чтобы таким образом высказать несколько теплых слов, прочувствованных по отношению к ним.

Представьте себе зимнюю морозную ночь. Весь мир уснул давно спокойным, непробудным сном… Никто и ничто не нарушает этот благодатный покой человечества.

И вдруг где-то, какой-то женщине понадобилась немедленная помощь акушерки, и к первой попавшейся двери с надписью «повивальная бабка» посланный звонит со всех сил.

Но акушерка также спит. Она с удовольствием проспала бы до утра, чтобы иметь возможность отдохнуть после бессонной ночи, и только что сон сомкнул ее усталые веки, как этот сон начинает быть тревожнее, пока она, наконец, пробуждаясь, начинает сознавать, что звонки, раздающиеся все сильней и сильней, просят ее оставить свое теплое ложе. Недолго думая, она встает, одеваясь торопливо, берет с собой необходимую сумку и спешит на зов торопящего ее человека.

Приехав к месту своего направления, она застает (почти всегда – то же самое) женщину, метающуюся в страшно мучительных болях. Все в доме охвачены паникой пред неизвестностью исхода. И здесь она одна, всем совершенно чужая, входит ласковая, ободряющая и утешающая, как родная любящая мать.

Осмотрев предварительно больную и убедившись, что все идет нормально, она приступает к приготовлениям всего необходимого к родам, так как со стороны домочадцев нет возможности добиться малейшей услуги.

Часы тянутся годами, больная в бессилии изнемогает. И опять-таки она одна только в этом доме не теряет присутствия духа, остается спокойной, глаза ее наполнены состраданием, но вместе с тем передают всем надежду на скорый благополучный исход.

Наконец, роковой час рождения ребенка наступает. Эти страшные крики одичавшей от сверхъестественных страданий женщины наполняют ужасом весь дом!..

Призвав на помощь все свое знание, всю энергию, акушерка стоит в ожидании того момента, когда можно было бы, не теряя ни минуты, освободить больную от этих ужасных страданий.

И минута наступила! С какой ловкостью, с какой бодростью она берется за дело, как радостно искрятся ее глаза. Она вся ушла в свою святую роль… Ее сердце трепещет – ребенок в ее руках! Весь дом оживает. Акушерка соединяется с совершенно чуждой ей семьей одной общей, великой радостью.

Она, эта бескорыстная труженица, счастлива их счастьем, она награждена за свои страдания этой радостью, благополучным исходом.

Но представьте себе, что и эта радость не всегда выпадает на долю этих тружениц. Очень часто она попадает в дом в тот самый момент, когда роды уже начинаются и для приготовления к ним не осталось времени, а обстановка приводит в ужас своей бедностью и грязью. И представьте себе тогда состояние души акушерки, которая знает всю важность этого процесса и тот ужас, который может произойти от малейшего упущения в гигиеническом отношении.

Что остается ей делать? Какие усилия нужны с ее стороны, чтобы уберечь как-нибудь больную от грязи и не сделать ее жертвой заразы.

Казалось бы, что в таких случаях лучшим местом служит больница, и акушерка воспользовалась бы, но тогда ей пришлось бы принимать на улице, так как часто приглашается за полчаса до родов. И вот здесь извольте сохранить свою энергию и все то, что требуется от акушерки в таких случаях, и вы убедитесь, что у нее должны быть железные нервы и доброе сердце, чтобы, изведав всю тяжесть этого труда, все-таки с любовью и терпением отдаваться своему делу.

В течение девяти дней она находится в самом напряженном состоянии, она не доспит, не доест, все время выбиваясь из сил, - и что же? Что получает она за свой труд? Если она попадает в зажиточный дом, она получает, самое большее, десять рублей, но обыкновенная норма акушерской платы колеблется между четырьмя и восьмью рублями за целых девять дней, за целую вечность труда и страданий…

При этом надо заметить, что всякая акушерка имеет свою необходимую аптечку для практики (что обходится не менее двух рублей), на уплату которой акушерка никогда не предъявляет претензий. И вот извольте жить на эти средства! Жизнь совсем незавидная. Между тем, каждой акушерке необходимо после каждой практики восстановить свои силы, а для этого требуется хорошее питание и несколько дней отдыха, чтобы иметь право взять на себя новую практику.

К горькому сожалению, приходится удивляться такому индифферентному отношению со стороны общества к этим симпатичным труженицам, которым, при всей их скромности взглядов на жизнь, не редко приходится сталкиваться с нуждой.

Все высказанное мною относится к условиям неприглядной жизни городской акушерки. Но что еще можно сказать о земской акушерке, об этой труженице в деревенской жизни, где условия каждого почти крестьянина, даже зажиточного, совсем расходятся с требованием гигиены, где невежество господствует над всем, как могучая сила, и в борьбе с этим злом приходится положить все свои силы, а нередко и полезную, молодую жизнь.

Борьба земской акушерки всегда неравная, так как в соперницы ей дает деревня грубую «бабку» с ее неотъемлемым авторитетом среди крестьянок, но, несмотря ни на что, они с любовью служат своему делу и охотно берут земскую должность.

Но и здесь, кроме нравственного и физического неудовлетворения, приходится также сталкиваться с материальными лишениями, получая 25 рублей в месяц.

У нее, как у каждой интеллигентной девушки, есть свои потребности как, например, выписка журналов, газет, чтобы хотя некоторым образом поразнообразить свою одинокую жизнь.

А как часто за спиной таких тружениц имеются сестра или брат, или оба вместе, которым необходимо уделить трудовой грош на воспитание, и тогда у нас и здесь получится в итоге: нужда, нужда и нужда.

Что же надо сделать для того, чтобы выйти из такого затруднительного положения?

И если мы еще присовокупим, что большинство акушерок ведут одинокую жизнь, тогда это будет еще больше понятно, что улучшить положение таких необходимо, как сама жизнь для жизни.

Для этого необходимо два средства: первое, это вызвать со стороны общества должное внимание к этим симпатичным труженицам и тем поднять хотя бы несколько выше плату почти остановившейся таксы, что даст им возможность несколько оправиться от часто посещающей их нужды; и второе средство, вполне зависящее от них лично, – это учредить кассу взаимопомощи.

На первых порах она может быть учреждена на самых скромных началах, что не составит обременения и при настоящих их скудных заработках и в маленьком виде оно может дать свое благо, но ведь можно надеяться, что как и всякая идея, тем более такая, в которой чувствуется существенная потребность, примет в недалеком будущем широкие размеры, если к ним присоединятся и близко стоящие коллеги как фельдшера и фельдшерицы, и тогда можно будет, несомненно, поручиться и порадоваться за успех, что в будущем может предохранить от печальных последствий, когда после таких непосильных трудов, следствием чего бывает немощь и при том нередко одинокая жизнь без определенных средств – доля совсем незавидная!

Да, это единственный возможный выход из трудного положения и чем скорее оно совершится, тем радостнее будет этот факт.

От души советую этим симпатичным труженицам протянуть друг другу свои честные трудовые руки и с дружбой и любовью дать начало этому поистине святому делу.

Дай то Бог в добрый час.