Удивительная и прекрасная МексикаСеминар Наоли Винавер «Традиционные мексиканские техники родовспоможения»

Автор: Надежда Солдатенкова

Сейчас я буду, захлебываясь от восторга, рассказывать, как съездила в Мексику на семинар «Традиционные мексиканские техники родовспоможения».

Ехать я туда не собиралась: посмотрела в рассылке программу, поняла, что надо как-то отменять два дежурства в роддоме – а это проблема, и программа какая-то растянутая – всё можно было в пять дней уместить, и билет на самолет дорогой, и вообще много надо организовывать и суетиться. И забыла об этом чуть ли не на месяц.

Потом мне позвонила прекрасная Катя Исаева и спросила, еду ли я. Сказала: «Надо ехать!» - и я задумалась во второй раз. Если, думаю, всё само сложится, то поеду. И всё сложилось!

Виза в Мексику не нужна — на сайте посольства нужно просто заполнить форму, короткую, на русском языке, отправить, и через несколько минут приходит ответ-разрешение. Страховку покупать не нужно. Транзитную визу в Испанию — не нужно. Билеты — дней за десять до отлета я купила дешевые — 26 тысяч. Сначала вздрогнула, потом подумала — другой край земли! Лететь чуть ли не сутки! Сама никогда в Мексику эту не выберусь — и поняла, что 26 тысяч, когда они есть, это недорого. Проживание нам обещали, а если что, можно и гостиницу снять. Права прихватила на случай, если захочется машину взять напрокат, уговорила подружку Лену Левильен, как меня до этого Катя, всё купила и оформила — я еду!

С группой встретились уже в аэропорту, почти все знакомые, все приятные. Оформились и полетели. Сначала пять часов до Мадрида, там пересадка, часов пять в аэропорту, потом еще часов, кажется, тринадцать — до Мехико-сити. Там нас встретила замечательная русская девочка Аня и её муж-мексиканец. Отвезли нас на автовокзал, Аня показала нам, что купить перекусить, помогла купить билеты и посадила в автобус до Халапы – города, в котором проходил наш семинар.

В автобусе ехали еще часа четыре. И вот мы на месте. Встретила нас наша будущая переводчица Лена со своим мужем Гастоном. Он мексиканец, но учился в России и прекрасно говорит по-русски. Отвезли нас в ресторан пообедать. Там началась местная экзотика: Гастон заказал себе блюдо из мяса и тушеных кактусов, дикие русские акушерки попросили попробовать и все кактусы спробовали. Несколько стыдно до сих пор. И это при том, что кактусы невкусные — не ужас-ужас, просто как никакой безвкусный овощ. А другая еда была замечательная — мясо готовят потрясающе, как в лучших стейк-хаусах Москвы. Супы прекрасные, напитки из свежих фруктов, порции большие — после такой дороги всё оказалось очень кстати.

К концу обеда в ресторан подъехала Наоли Винавер, к которой мы и прибыли на семинар. Еще немного посидели, пообнимались, и поехали на ранчо, где живет Наоли с мужем и тремя детьми, и где должен проходить наш семинар.

Поселили нас на ранчо в гостевом домике. Домик летний, но там всегда лето. Состоит он из одной огромной комнаты, расположенной буквой П. В одной ножке буквы П – закрывающаяся часть, где поселились наша переводчица Лена и Марьяна, приехавшая с маленьким сыном. В другой ножке — пустое помещение для занятий йогой, куда я, как главный мизантроп группы, утаскивала на ночь свою постель и постель Лены Левильен. Сначала, еще в Москве, я хотела поселиться в гостинице в городе, опасаясь именно этого «казарменного» быта. Но казарма наша оказалась очень уютной. Ряд кроватей с прекрасными новыми матрасами, теплыми одеялами и ярким постельным бельем, циновки на полу, кухонный уголок — стол, холодильник, плитка, красивая посуда, соки и фрукты... Продолжает одну из сторон буквы П ряд туалетных кабинок ослепительной чистоты, а замыкает образовавшийся квадрат ряд душевых, где есть горячая вода и чудесные тропические растения свешиваются внутрь кабинок. На площадке в середине образовавшегося квадрата — дерево и круглый стол с креслами.

Быт наш оказался прекрасен, кормили тоже превосходно. Про еду можно писать отдельное сочинение. Наоли специально на время семинара пригласила двух поварих, они готовили и мыли посуду. На завтрак каждый день был фруктовый салат, мюсли и йогурты, поджаренный хлеб, масло и джемы, ещё иногда омлет, иногда еще что-то. На обед — очень вкусные супы-пюре, например, из зеленого горошка или местной желтой моркови, и всякая другая местная кухня — бобы, тушеные с чем-то, рис с чем-то, местный неизвестный овощ, запеченный под сыром, курица под шоколадным соусом. А можно я только про еду буду дальше писать? :) Прямо стала вспоминать и не могу остановиться. Ой, ну вот. Еще чай и кофе в перерывах занятий. Вечером ходили в деревню и покупали себе фрукты.

Ну всё, дальше буду про семинар. Начался он на следующий день. Сначала все знакомились — мы, восемь русских, Наоли, её ученицы Белинда, Джуди и Нейла. Белинда и Джуди учатся принимать роды, Нейла психолог. Все рассказали о себе, включая нашу волшебную переводчицу Лену, которая, оказывается, тоже рожала дома. Потом Наоли рассказывала про концепцию жара и холода в родах. Если коротко, то роды – это жаркий процесс, и всё, что согревает женщину, их активизирует. А согревает еда и питье с горячими свойствами, теплая ванна, радость и любовь. А вот тормозит и даже вообще останавливает — холод, то есть страх, боль, равнодушие, рассудочность. Вообще то, что практикует Наоли — это традиция, существующая веками, но осмысленная и творчески переработанная. Наоли вообще очень открытая женщина, поэтому с удовольствием делится своими знаниями и готова получать информацию от нас.

В этот же день был рассказ про ребоссо — традиционные мексиканские платки, размером примерно полтора на полметра. Ткань должна быть с высоким сцеплением, чтобы мало скользила по телу, не должна тянуться в длину и ширину и немного тянуться по-диагонали. Обычно, как и вся мексиканская одежда, ярких расцветок. Когда мы попали на местный рынок, девчонки покупали их помногу, складывали в стопки и не могли налюбоваться на эту красоту. Используется ребоссо как элемент одежды, в нем носят детей, его же используют в родах для массажа и при послеродовом восстановлении, «закрывании», женщин. Потом мы немножко попрактиковались с акушерскими приемами и первый учебный день закончился.

Третий день нашего пребывания в Мексике, он же второй день семинара, начался с йоги — кроме нас было еще человек восемь местных мексиканских девушек (одна девушка была бабушкой лет восьмидесяти, она закомплексовала меня на всю оставшуюся жизнь своими асанами и скоростью, с которой их выполняла). Вообще мексиканская йога — это какая-то специальная спиди-йога, выполняется со скоростью хорошей аэробики, мы не успевали сориентироваться и принять позу, как уже все местные раз — и стоят по-другому, на нас посматривают. После занятия мы попросили в следующий раз помедленнее, на что преподавательница сказала, что ей её девушки жалуются, что в этот раз как-то тормознуто всё было. Жаркие, динамичные люди.

После завтрака мы пошли на экскурсию в местную семью — и такого мы не видели никогда в жизни. Одноэтажный дом, пожалуй, уместнее слово «барак», анфиладной системы — то есть, ни одна комната не изолированная, сквозной проход, плюс еще несколько дверей на улицу, стены деревянные с большими щелями, обиты картоном от коробок, пол земляной. Очень, просто нереально бедно и при этом так же нереально чисто. В доме живут хозяйка с мужем, её, кажется, 14 детей и несколько внуков. Внуки маленькие, один совсем новорожденный, родился дома на сроке около 31–32 недель, потом поехал в больницу и в возрасте примерно двух месяцев выписался домой. Теперь дома, крошечный, кормится грудью, и вообще большая радость всей семьи. Две девочки, лет примерно двух–трех, дальше пошли с нами на лужайку, где продолжился семинар. Молча сидели несколько часов, внимательно слушали. Совершенно всех очаровали своей необыкновенной красотой и углубленностью, не соответствовавшей возрасту. С девочками обнимались, фотографировались, потом Наоли сказала, что, возможно, у них вши и надо бы голову специальным шампунем вымыть... А вечером была сальса!

Третий день семинара был просто чудом. Мы поехали на океан, где, конечно, купались, загорали, вкусно кушали и занимались изучением массажа активных точек в родах. Обезболивание, снятие зажимов, активизация схваток. Освоить весь объем информации сразу оказалось невозможно и Белинда, ученица Наоли и профессиональная массажистка, нарисовала нам схемы, которые пока еще переводит волшебная переводчица Лена и шлет нам. А мы ждем. (Лена, мы ждем!!!). Океан оказался настолько невозможно прекрасным, оздоровительным и терапевтичным, что, казалось бы, день уже ничего больше не в состоянии в себя вместить. Но потом мы поехали на обед в дом другой ученицы Наоли — Нейлы. Дальше я просто не знаю, как рассказывать. Нам устроили торжественный обед. Нет – ТОРЖЕСТВЕННЫЙ ОБЕД – пожалуй, так. Огромный красивый дом, очень декоративный, с огромными яркими картинами на стенах, всякими штучками и финтифлюшками. Нас встречало трио музыкантов, которые играли весь обед на музыкальном инструменте маримбе в четыре руки и еще каком-то инструменте, типа стиральной доски, только маленьком и цилиндрическом. Был огромный стол, весь уставленный вкуснющими блюдами. Как сказала Нейла, это традиционные блюда провинции Веракрус, в которой мы находились. Потом Нейла играла на арфе, а переводчица Лена на маримбе, первый раз в жизни. В России она училась в консерватории и вообще всесторонне талантлива, поэтому мы не особо удивились. Вечером мы вернулись домой очень усталыми и только новый урок сальсы привел нас в чувство.

Пятый день пребывания не стал для нас четвертым учебным днем. Это был день шопинга. С утра опять была йога, мы с Леной Левильен её прогуляли, отправившись бродить по окрестностям. Я видела настоящую птичку-колибри, прямо в полете. Сначала громкое жужжание, как от кофемолки, потом показалась и сама птичка. Перемещается она как стрекоза, рывками, между которыми висит на одном месте. К цветкам тоже присасывалась на глазах изумленной публики, а как же. Продемонстрировала всё, что я про нее читала, спасибо ей. И сама красивая — цвета индиго. Реализовала одну из моих мечт — повстречаться с колибри на воле. Потом был завтрак, а потом мы поехали в город. Побывали в магазине керамики, где от продукции глаз не оторвать — солнечного цвета унитаз, терракотовая раковина с глазурованными ромашками, огромные расписные ящерицы и лягушки, кашпо и номерки на дверь, кафельная плитка удивительных цветов. В доме с такой плиткой не может быть депрессии. Зашли в магазин кофе — провинция Веракрус производит лучший кофе, нам так сказали. Потом мы накупили ребоссо, потом был магазин туфель... Пирдуха, так сказать. Пообедали в кафе комплексным обедом — вот там была курица под шоколадным соусом, тоже местный специалитет. Половина блюд очень острая, половина совсем без перца — на любой вкус.

Утром шестого дня мы поехали на рынок знакомиться с местными травами, используемыми в родах и послеродовом периоде. Купили пучок. Там же купили свежий базилик для темаскаля, нерафинированный тростниковый сахар, фрукты. И бегом назад, заниматься. Наоли провела экскурсию по своему «аптекарскому огороду»: огромный куст розмарина, который используется в родах для согревания женщины, неизвестную нам травку суапатли, на которой настаивают бренди, а потом добавляют в родовый напиток какао для усиления схваток, алоэ вера, очищенные листья которого используют в качестве свечей от эрозии шейки матки и при геморрое, фенхель для повышения лактации и от младенческих газиков, другие прекрасные травы. Потрясающее зрелище — столько природной силы на маленькой площади этого огородика. Потом было практическое занятие: Наоли варила какао с травами, показывала, как готовить свечи, принесла свои запасы — настойку крапивы для повышения гемоглобина, растирку на незрелых банановых корочках, подтягивающую ткани после родов, другие удивительные вещи. Похоже это было на мастерскую алхимика или избушку бабы Яги, с пучками трав, волшебными запахами, ощущением безмерной силы живой природы, которая помогает женщине в её главном предназначении — выносить и родить ребенка, продолжить род человека на земле.

Потом был торжественный обед в честь окончания половины курса, и мы поехали на пирамиды в город Папантлу. Ехали долго, часа четыре, заселились в отель и пошли гулять по городку. Попали под чудовищной силы ливень, и опять было ощущение, что природа, силой которой мы восторгались с утра, знакомясь с травами, показала свою нереальную мощь.

Утром добрались до пирамид, вход в этот день был свободным, оплатили только экскурсовода, весьма эрудированного и увлеченного своим делом мексиканца. Пронаблюдали местное шоу — с высокого шеста, намотав себе канат на ногу, прыгают вниз головой четыре индейца в национальных костюмах и, медленно вращаясь, как на карусели, опускаются к земле. Пятый остается сверху и дудит в какую-то дудку. Нельзя сказать, что зрелище затмевает собой всё, но местный колорит как-никак. Отсмотрели. Потом традиционный туристический шопинг и вечером так же на автобусе четыре часа домой. На автовокзале нас встречала Наоли, обнимались так, как будто расставались на год. Все-таки мексиканцы, как и русские, очень эмоциональные люди...

Следующий день был не менее прекрасен — выездное занятие в аквапарке на серных источниках. Вода в бассейнах горячая, немного пахнет серой, но кожа после нее шелковая, нежная. Правда, серебряные украшения чернеют. Но их было предложено снять. Рядом горная река с ледяной водой. Из бассейна через специальные отверстия вода водопадом льется в речку и на границе этих вод — горячей серной и ледяной речной – удивительно приятно находиться. А тема занятия — содержимое сумки акушерки. Наоли взяла с собой свою сумку и выкладывала инструменты, рассказывая про каждый. Содержимое в основном совпадает с нашим, но есть и удивительные вещи, писать про которые не буду — расскажу только при личной встрече, если кому интересно.

Тема восьмого дня — послеродовый уход. В традиционном мексиканском акушерстве ему уделяется не меньшее внимание, чем самим родам. Считается, что после родов женщина очень открыта и нужно внимательно следить, каких людей и какие энергии можно к ней допускать. На восьмой–десятый день проводится процедура «закрытия» женщины, или послеродовое пеленание. Сначала маме делают массаж всего тела, используя гладкую морскую гальку или скалку (мы сказали, что у русских женщин скалка — тоже сакральный инструмент, но только в общении с мужем). Потом — обмывание с травами, согревающими и вяжущими. Обмывается травами женщина в высоком тазу, накрытом наподобие палатки. В этом убежище акушерка просит женщину прокричаться, выкричать свои страхи, обиды, родовый стресс. Проплакаться. Потом женщину укутывают в одеяла и она пропотевает. Потом переодевают и утягивают с помощью ребоссо тело: голову, плечи, бедра, ноги... Процедура в идеале повторяется три раза в течение сорока дней. На практическом занятии мы утягивали друг друга – ощущения и вправду очень приятные. Теперь мы все стройняшки, подтянутые и красивые.

Утро девятого дня было Утром Темаскаля. Встали мы на рассвете, еще в темноте, вышли к месту, где с вечера был построен темаскаль. Это такая традиционная мексиканская баня. Основа — как шалаш из бамбука, сверху наброшено что-то вроде брезента, внутри по центру вырыта неглубокая яма, куда из горящего рядом костра специальный дяденька с типично мексиканским именем Порфирий бросает раскаленные булыжники. Начинает светать. Мы раздеваемся, девушка-темаскальеро (ведущая церемонии) подходит к каждой и из горшочка с углями окуривает нас розмариновым дымом. Потом ходим вокруг костра, как в фильмах про индейцев (хи-хи), что-то кричим, танцуем, потом по одной проползаем через небольшое отверстие в темаскаль, садимся по периметру, довольно близко друг к другу, вход закрывается и начинается церемония. Темаскальеро льет на камни воду, поднимается густой пар с запахом трав, поются ритуальные песни, нам рассказывают, что надо плакать, кричать, выбрасывая свой негатив, усталость, боль... Кричать, забыв себя, приятно. Вообще отпустить свое животное начало позитивно. Песни с очень мощной энергетикой действительно что-то поднимают внутри. Витающие вокруг энергии ставят волосы дыбом. Мы б еще орали и плакали, нам дай только волю. Но наша юная темаскальеро, похоже, испугалась этой нечеловеческой мощи. С такими энергиями сложно совладать. И быстренько свернула шабаш: «а теперь давайте заряжать наши камешки положительной энергией», — это мы должны были взять с собой какие-нибудь кристаллы, чтоб, собственно, на пике позитивных сил и зарядить их самостоятельно. Ну, зарядили. Что нам, камешки-то зарядить. И нам скомандовали по одной вылезать — рождаться. Темаскаль же символизирует материнскую утробу. Если были какие-то проблемы в собственном рождении или какие-то ужасы в жизни — нужно, выкричав и выплакав их, хорошо родиться заново. Мы полезли. Дырка на выход маленькая, действительно, похоже на рождение. Каждый рождался по-своему. Кто-то, родившись, начинал помогать другим. Кто-то выходил легко, кто-то потруднее. Кто-то хотел после родов прильнуть к материнской груди, кто-то хотел быть один. Мы все такие разные! И у каждой свой путь. И у каждой своя Сила. А вместе, похоже, мы можем перевернуть мир. Тогда мы это хорошо почувствовали. Надо теперь только придумать зачем. Полежали голышом на травке, посмотрели на встающее солнце. И пошли мыться и завтракать. Начинался новый учебный день. Занимались мы на пригорке перед домом. Тема — энергия жизни. Когда живешь неосознанно, как-нибудь, дом-работа-дом, о таких вещах особо не задумываешься. А ведь это очень важно. И важно для каждого, а особенно для тех, кто помогает беременным, в родах, с новорожденными малышами. Наша работа связана с тем, что мы отдаем очень много своей позитивной энергии. Без этого мы не сможем быть профессионалами в своей области. А пути восполнения этой энергии у каждого свои — близкие люди, любовь, смех, контакт с природой, открытая вода, лес. Без пополнения энергии жизни, наверное, быстро наступает профессиональное выгорание. И тогда нам становится все равно, что чувствует эта мамочка или этот малыш, остается профессионализм без души, а, значит, без глубинного смысла. Наоли высказала очень интересную мысль, что когда нам скучно в жизни или любви, это просто не хватает движения, динамики. Будем двигаться! Конечно, природа не могла не поучаствовать в разговоре о стихиях. Наметился ураган. Вечером отключился свет, пошел дождь, кончился газ в баллоне и пропала горячая вода. Со свечами поели фруктов и легли, под впечатлением, спать.

Последний день занятий. Тема — соединение интуиции и техники. В жизни и в родах. Наоли рассказывала про традиционные верования индейцев Мексики, где один из важнейших посылов — понять, что то место, из которого ты смотришь на мир — не центр мира. И одна из важных задач в жизни — суметь посмотреть на мир из другой точки, поменять всё. Поэтому индейцы несколько раз в жизни меняют свое имя. Потом к нам пришли беременные девушки, которых Наоли готовит к родам. Мы рисовали на животиках яркими пищевыми красками. Сроки у беременных разные, картинки у нас тоже получились разными, но яркими, жизнерадостными и веселыми. Малыши, солнышки, цветы, листья. Красота!

Когда беременные разошлись, началось могучее акушерское братание, выдача сертификатов об окончании этих прекрасных курсов. Наоли подарила нам чудесные подарки, мы фотографировались, обменивались телефонами и адресами, пели песни, плели традиционные славянские обереги — похоже на любое другое расставание, на отъезд из пионерлагеря, на девичник. Каждый сказал присутствующим что-то важное, а чудесная переводчица Лена, плача, переводила. Перестала она плакать только тогда, когда одна из русских акушерок в угаре чувств вплела в речь что-то про лоцмана и фарватер. Никакой переводчик на испанский язык не может, плача, переводить такой ужас. Дальше уже смеялись, вспоминая, что еще ей пришлось от нас услышать и какими словами мы обогатили её переводческий кругозор.

Вечером собрали чемоданы, упаковали керамику, доели фрукты и в темноте, которая там наступает внезапно, потащились к машинам. Совершенно по-русски, впритык, приехали на автобусную станцию. На слезы и прощания времени уже не было, бегом помчались на автобус. Опять же по-русски успели. Началась длинная дорога домой. Ночь на автобусе, тринадцать часов самолет, часа четыре на пересадке, еще часа четыре самолет, и вот мы дома. Прекрасная Джуди раздала нам диски со съемками наших семинаров и досугов. Кто мог, обменялся фотографиями. Приедем домой и будем их рассматривать, вспоминая этот удивительный и прекрасный кусочек нашей такой вообще удивительной и прекрасной жизни.