logo
 
?

дик фрэнсис азартная игра читать

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "Лит Рес" (не более 20% исходного текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения.

Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом. Во время скачек «Гранд нэшнл» в Эйнтри на глазах у сотен людей неизвестный убивает Геба Ковака, финансового консультанта фирмы «Лайял энд Блэк», человека на первый взгляд совершенно законопослушного и в криминальных историях не замешанного.

Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста).

Ник Фокстон, бывший жокей, друг и коллега Ковака, а также по несчастливой случайности прямой свидетель преступления, просто не может остаться в стороне.

А когда и у него над головой начинают свистеть пули, убеждается, что затеянное им расследование, а точнее, его скорейшее завершение – это единственный способ остаться в живых.

Однако здесь как на скачках: улыбнется удача, выпадет орел – ты победитель, упустишь шанс, выпадет решка – вылетишь из седла, и кто-то другой заберет ценный приз.

Около десяти, воспользовавшись недолгим затишьем, я выбежал из дома и отправился за воскресной газетой в небольшой магазинчик на Риджент-Парк-роуд.

— Доброго вам утречка, мистер Фокстон, — сказал владелец магазина из-за прилавка. — Только далеко не уверен, что оно уж такое доброе. Мы были соседями, жили рядом, но существовали в разных культурах.

Все первые полосы выставленных на стеллажах газет пестрели заголовками на одну и ту же тему.

«СМЕРТЬ НА СКАЧКАХ» — один вариант; «УБИЙСТВО ВО ВРЕМЯ «НЭШНЛ» — второй; и, наконец, третий: «КРОВАВАЯ СТРЕЛЬБА В ЭЙНТРИ». Ни в одной из газет не называлось имя жертвы, и у меня впечатление сложилось такое, что газетчики куда больше сочувствуют толпе, переживший весь этот ужас, а заодно — и отмену долгожданных скачек, нежели бедняге Гебу.

Наверное, этого и следовало ожидать, поскольку у репортеров было крайне мало фактической информации, из которой можно было бы соорудить захватывающую историю.

И тем не менее меня неприятно удивило отсутствие какого-либо сострадания к жертве убийцы.